УтроNews

60 подписчиков

Свежие комментарии

  • Petrochenkovalera ПЕТРОЧЕНКО
    ЛЮДИ ДА КТО ТАКАЯ БУЗОВА ДА ДОЛЖНО ВСЕМ ПО Х..Й БЫТЬ ПОД КАПЕЛЬНИЦЕЙ ОНА ИЛИ НА ОЧЕРЕДНОМ Х..ЕБузова была под к...
  • Валентина Шуманская
    Все- таки решили от пенсионеров избавиться. Хрен вам на лапу! Гуляли и будем гулять. Выживем не смотря на вашу "заботу"В столице продлил...
  • Юрий Владимирович
    Интересно бы было посмотреть ее план-график. Чего там ей надиктовано. Успеет она за это время добить рубль , ну и эко...Когда ждать «жест...

Спасая «рядовых» Магомедовых

Спасая «рядовых» Магомедовых

Пока Зиявудин Магомедов сидит в СИЗО, за его активами во Владивостоке может «присмотреть» Сергей Кириенко. Не без пользы для себя лично, разумеется. Как передаёт корреспондент УтроNews, госкорпорация «Росатом» получит в управление многострадальный «Владивостокский морской торговый порт». В последнем продолжается корпоративный конфликт между новыми собственниками основного владельца ВМТП, компании FESCO и сидящим в СИЗО владельцем группы компаний «Сумма» Зиявудином.

Как известно, «Росатом» долгое время возглавлял Сергей Кириенко, ныне заместитель руководителя Администрации Президента. Он же может контролировать деятельность корпорации сегодня. Вхождение «Росатома» может проводиться не только для того, чтобы взять операционную деятельностью порта под контроль (через него проходит множество грузов по атомным проектам «Росатома»), но и чтобы «успокоить» Зиявудина Магомедова.

Интересы последнего может представлять именно Кириенко. Правда, не лично, а через связанных с собой влиятельных людей из «псевдомедведевской» команды. В частности, министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова, который сейчас, как и Зиявудин Магомедов, находится в СИЗО.

Корпоративный конфликт вокруг FESCO

Зиявудин Магомедов уже заявил, что новые собственники FESCO ведут рейдерский захват порта.

Напомним коротко суть конфликта. Магомедову принадлежит 32% компании. Еще 33,9% у «НоваторИнвест», «Наутилус» и Domidias LTD.

Ранее эта доля принадлежала бизнесмену Марку Граберу. Но Магомедов обвинил его в рейдерском захвате FESCO в своё отсутствие. Об этом писал РБК. Недолго думая, Грабер свою долю продал – видимо, не захотел связываться с Магомедовыми. При этом ходили слухи, что за новыми собственниками стоит экс-функционер РЖД Михаил Рабинович.

Как бы то ни было, новые акционеры FESCO обвинили опального Магомедова в том, что тот якобы вывел из FESCO $1 млрд. Якобы, долг образовался в результате приобретения Магомедовыми и партнерами контрольного пакета акций в декабре 2012 года. Об этом писал ТАСС.

Они изложили свои претензии в письме, которое вышло в открытый доступ в мае 2020 года. Авторами письма являются три кипрские компании: Halimeda International Limited, FESCO Ocean Management Limited и Polluks Investments Limited («дочки» Fesco). В свою очередь, получатель письма — компания Maple Ridge, 65,09% которой принадлежит Магомедову и 34,91% — «физическим и юридическим лицам» фонда TPG. Письмо получили и в Sian Participatio, также принадлежащей Магомедову и TPG. Именно с этого корпоративный конфликт перешёл в открытую стадию.

В начале октября 2020 года новые собственники пошли на обострение — FESCO сменила гендиректора порта на Романа Кухарука. Это было явно не по вкусу работникам предприятия, лояльным Магомедову. На представлении нового гендиректора Кухарука и Президента FESCO Аркадия Коростелова рабочие закидали касками — им просто не дали выступить. Люди Магомедовых оказали новому руководству FESCO не самый тёплый прием?

Ранее ВМТП руководил Заирбек Юсупов, который считается человеком Зиявудина Магомедова. Более того, на официальном сайте FESCO говорится, что они родственники. Юсупов требовал от акционеров возврата денег, которые FESCO взяла в долг у порта. В противном случае порт мог бы обанкротиться, по крайней мере, так считает противостоящие Коростелову и Кухаруку. Об этом писал «Коммерсант». В результате работа порта была блокирована.

Если предположить, что Магомедов руководил протестами из СИЗО, он доказал, что все еще остаётся силой. Новым собственникам пришлось договариваться? По слухам, когда в «Росатоме» предложили стать управляющими порта в обмен на инвестиции, те согласились еще и потому, что от работы госкорпорации очень многое зависит у самой FESCO. Она обеспечивает перевозку более 30% грузов (или более 10 тыс. тотт) для строящихся АЭС за рубежом. Об этом писал РБК.

Причем тут Абызов?

Таким образом, приход «Росатома» в ВМТП может уладить конфликт между Магомедовым и новыми собственниками. Более того, даже гарантировать Магомедову неприкосновенность его активов. Но откуда связь? Она может быть через бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова.

Сейчас Абызов находится в СИЗО по обвинению в целом ряде преступлений, самое безобидное из которых — незаконное предпринимательство. Генпрокуратура ранее подавала иск, которым требовала взыскать с Абызова и подконтрольных ему иностранных компаний порядка 32,5 млрд рублей. По первому делу Абызова обвиняют в хищениях порядка 4 млрд рублей, об этом писали РИА «Новости».

Они с Магомедовым почти два сапога пара. Братьям Магомедовым вменяются девять эпизодов особо крупного мошенничества (ст. 159 УК) и создание организованного преступного сообщества (ОПС) (ст. 210 УК). Им грозит до 25 лет лишения свободы. Об этом писал РБК.

Кириенко может быть связан с Магомедовым именно через Абызова и их давние общие интересы. Каким образом? Михаил Абызов в статусе министра Открытого правительства курировал разработку программ инновационного развития «Росатома». Как, впрочем, и других госкомпаний. Но не просто курировал, но и ставил госкорпорацию всем в пример. Михаил Абызов – «связной» в деле «спасения» Магомедовых?

В 2016 году он заявил, что «Росатом», наконец, вошел в тройку лидеров инновационного развития России. «Именно такой комплексный подход, который сегодня демонстрирует «Росатом», будет для нас своего рода эталоном для реализации таких подходов и в других компаниях с государственным участием», — заявлял экс-министр. Его слова цитирует РИА «Новости».

Самого же Абызова давным-давно связывали с командой премьер-министра Дмитрия Медведева. Последний, впрочем, отношения к его делам не имел, зато к этой же команде пытались приписать и сидящего в СИЗО Магомедова. Как пишет «Царьград» после задержания экс-министра Михаила Абызова многие провели параллели и с задержанием дагестанских бизнесменов Магомедовых.

Якобы, это была попытка нанести удар по Медведеву, но его не удалось подтянуть ни к одному, ни к другому подозреваемому в преступлениях. Зато слухи о знакомстве Абызова с Магомедовыми на этом фоне только крепли. Получается, что через Абызова Магомедовы могли выходить и на Кириенко?

Сегодня Зиявудина Магомедова обложили со всех сторон. Претензии, связанные с его FESCO, появились еще в год задержания, 2018-ой. Как пишет «Форбс», тогда суд постановил взыскать с Fesco 3,3 млрд рублей долга в пользу инвестиционной компании «Регион». Инвесткомпанию связывают с «Роснефтью». Если это правда, то Сечин — лишь один из игроков, который мог накинуться на Магомедова в тяжёлый период.

Поговаривают, что Сечин обиделся на Магомедова за то, что тот якобы сыграл в пользу давнего оппонента Сечина, владельца ПАО «Транснефть» Николая Токарева. Все дело в продаже 25% Новороссийского морского торгового порта (НМТП) в пользу «Транснефти». Таким образом, госкомпания увеличила свою долю в порту до 60,62%, оставив главу «Роснефти» не у дел.

Сумма сделки составила порядка $750 млн. Именно эта сделка, как утверждает «Форбс», сделала Магомедовых настоящими богачами. И на этом же фоне уже забылось, что доля в НМТП могла достаться Магомедовым не совсем честным (мягко скажем) образом.

Теперь, когда он в СИЗО, дерибан империи Магомедовых продолжается. Но вместо лёгкой прогулки «инвесторы» получают настоящую корпоративную войну. Похоже, что Магомедов даже из СИЗО может склонять партнеров вести переговоры менее агрессивно. Даже если в этом случае приходится привлекать арбитров со стороны.

Спасая «рядовых» Магомедовых

Спасая «рядовых» Магомедовых

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх